Nata Lee
...нельзя Самарру обойти.
Как давно сюда не заходила... Этот ресурс ассоциируется с Алукардом и отзывами по фильмам, но не с выкладками работ. Удобнее фикбук, хотя тамошняя аудитория совсем йуная. Слащ сюдой залить, разве что... Архив хорош, да. Но я его забуду. А потом придется разгребать тонны гуано на мейле, выискивая пароль.
Йух с ним, да будет Грейденс погребен тут.


Фандом: "Фантастические твари и места их обитания"

Название: Частная жизнь одного аврора

Автор: НатаЛи (NataLee)

Рейтинг: R

Размер: миди

Пейринг: Криденс / Real Грейвз, Серафина Пиквери / Real Грейвз


Summary: Криденс, как вы поняли, выживает и пытается покинуть Америку. Обстоятельства вынуждают его остаться.

Notes: Ищущим пошлятины и только ее - главы 8, 9, 10, 12, частично 14.
Кто хочет пошлятины между характерами, пре-слэш и просто растянуть удовольствие (грейденса всегда мало) - с первой главы.


Chapter 1: Глава первая.

Грейвс плеснул себе виски.
- Будете?
Молодой маг в синем твидовом пальто отрицательно помотал головой.
- Что вы планируете делать?
- Откуда мне знать, - огрызнулся аврор.
С того дня, как по наводке Гриндевальда Грейвза отыскали и освободили от империуса, он чувствовал себя неважно. И дело было не в осознании, что он провалялся кучу времени в унизительном состоянии живой консервы для оборотного зелья, и не в том, что его, такого неповторимого, даже самые преданные его служащие не смогли отличить от Гриндевальда-подделки. И даже не в том, что он до сих пор так до конца и не вычухался.
Скорее, Грейвза не отпускало мерзкое предчувствие, что это еще не конец. Не для него так точно.

- Нужно сообщить Серафине. Президенту Пиквери, - поправился Грейвз, заметив, как брови Ньюта удивленно взлетели вверх.

Про их отношения с мисс Пиквери не знал разве что этот самый приезжий, в Нью Йорке тему служебного романа перестали мусолить на все лады еще год назад.
Грейвзу нравились округлые бедра Серафины, ее безотказность и то, что постельное белье у нее в спальне всегда было идеально чистым и выглаженным, а что Президент нашла в нем, Грейвс сам не знал. И, в общем-то, не имел ни малейшего желания вникать. Просто однажды так получилось, что они проснулись в одной постели, и этот ритуал был признан обоими полезным и приятным.
"Интересно, Гриндевальд тоже потрахивал Серафину, пока шлялся в моем обличье? Хотя нет, он же педик," – Грейвс поморщился.

Ему даже сложно было сказать, какая мысль вызвала большее неприятие: что его женщину имел чужак или что великий, хоть и темный маг имеет склонность лапать мужские задницы.
- Я снова прошу вас этого не делать.
- Он же украл вашу палочку. Если уже не говорить о том, что опасен для других и для себя в том числе.
Грейвс поглядел на Ньюта. Пушистая челка закрывала верхнюю часть лица и спадала на глаза. Видимо, ему так проще прятать взгляд. Вот и сейчас магозоолог как бы исподлобья посматривал на аврора.
- Если бы я считал это правильным, то обратился бы напрямую к мисс Пиквери.
- Что вы предлагаете?

- Ему нужна помощь, - Ньют немного расслабился, видя, что Грейвз не собирается тут же аппарировать в центр МАКУСА. – Криденс напуган. Он не случайно оказался на одном корабле со мной. Криденс ищет ответы: кто он, как ему жить дальше. Он явно стремится попасть в число волшебников, иначе не крал бы палочку.
- Вы не можте поручиться, что им не управляет желание отомстить всему америанскому магическому сообществу, не так ли, - Грейвс не спрашивал, а утверждал. – А ведь это весьма вероятно.

- Это мы и должны выяснить! – с жаром заговорил Ньют. – Но я прошу вас, не привлекайте к этому посторонних! Понимаете, Криденс – он как затравленный зверь, может броситься, если надавать. И я... мы не знаем, насколько в нем еще сохранился обскури и способен ли он к магии вообще? Мы должны выяснить, помочь...
- Почему вы обратились именно ко мне? – прервал магозоолога Грейвс. – У вас ведь есть и более надежные помощники? Тина Голдштейн, к примеру?
- Я не могу ей рисковать, - честно ответил Ньют. – То есть не хочу.
- Другими словами, вы признаете, что ваша афера опасна, - произнес Грейвс, - но трансгрессируете ко мне посреди ночи и заявляете, что обскур жив-здоров и путешествует с вами на корабле, при этом избегая прямых контактов. Мало того, требуете ввязаться в сомнительное мероприятие по его поимке...
- Не поимке. Просто поговорить. Помочь.
- ...хорошо. Вы хотите вызвать обскура на диалог лицом к лицу, не зная ни его состояния, ни намерений, при этом подвергая риску и нас обоих, и пассажиров?

- Да.
- А если что-то пойдет не так? Если он превратится в обскури и устроит нам Судную ночь? – быстро спросил аврор.
- Вы достаточно сильны и опытны, чтобы спасти немагов, а за меня не волнуйтесь, - Ньют, казалось, уже не раз репетировал этот диалог и знал все вопросы и ответы наперед.
- Хорошо, - Грейвс прищурился. – Последний, но немаловажный момент: почему я должен согласиться, вместо того, чтобы уведомить Сообщество, как и полагается в подобной ситуации?
- Вы должны мне, - твердно ответил Ньют. – Я обезвредил Гриндевальда. Я обнаружил, что он прячет настоящее лицо. Если бы не я, вы бы уже погибли.

Ого. Грейвз почувствовал, что проиграл. Парень и правда не так прост, как кажется с первого взгляда. Аврор окинул Ньюта цепким взглядом. Мнется, но не отступит. И, что самое обидное, он совершенно прав. Грейвз и правда был должен ему, и очень сильно.

- Дайте мне час времени, - наконец процедил он, и Ньют вздохнул с облегчением. – Аппарируем вместе.





Chapter 2: Глава вторая.


На корабле было на удивление промозгло и сыро, будто Грейвз не на палубе стоял, а отмокал сутки по пояс в соленой воде. Аврор порадовался, что захватил плащ.

- И? Куда нам идти?
- Начнем по порядку.

Среди посетителей кают первого класса парня не оказалось. Ньют извинялся, Грейвз монотонно бормотал обливейт или конфундус в зависимости от реакции пассажиров. Когда каюты второго класса тоже подошли к концу, от энтузиазма Грейвза, итак скудного с самого начала предприятия, остались одни крохи.
- И? – наконец он потерял терпение. – Мы обшариваем эту чертову посудину пятый час. Может, вам показалось, что вы видели молодого человека, а, мистер Скамандер?

- Нет-нет! Нет, я уверен, что видел именно Криденса, - Ньют задумался, но явно не сомневался в своих словах. – Мы должны продолжать искать. Мистер Грейвз, - внезапно притормозил тот, - семья Бэрбоунов была бедна?
- Да, - машинально подтвердил Грейвз, все еще не понимая, к чему клонит Ньют.
- Тогда, возможно, мальчик находится тут... ну, не совсем законно? Путешествует без билета?

- Бред, - аврор поежился. – Месяц проторчать на корабле без ведома экипажа? Где он спит в такую погоду? И чем питается? Мистер Скамандер, - Грейвз попытался говорить как можно мягче, - вы все-таки ошиблись. Бывает. Перенапряжение, нервы...

- Нет, я точно знаю, что видел Криденса, - магозоолог покачал головой. – Я понимаю, вам сложно поверить, но вы постарайтесь. Пожалуйста. Мы ведь почти все осмотрели. Давайте спустимся в машинный отсек. Где бы вы поместили крупный предмет так, чтобы его не заметили рабочие?
- Ну ладно, - сдался Грейвз, - только из уважения к вам. Где бы спрятал? На самом деле на корабле не так много укромных мест. Возможно, в пространстве блокшива? Там может быть достаточно тепло.

- Вперед, - Ньют уже спускался вниз, дробно стуча подошвами. Помянув матушку Мерлина, Грейвз последовал за ним.
По пути им попался всего один матрос, и обливейт оставил его позади, удивленно уставившимся в стену.
- Грейвз, взгляните.

Ньют, ушедший далеко вперед, замер, и аврор едва не влетел ему в спину. Выглянув из-за плеча магозоолога, Грейвз присвистнул.
- Ого. Я потрясен, мистер Скамандер.
За широкой трубой, прикрывавшей укромную нишу от взглядов посторонних, лежала куча тряпья: потасканный пиджак, плащ, сероватые простыни из кают, даже подушка. Тут же лежали сухари, чернильная ручка, обертки от дешевых конфет, которыми угощали пассажиров победнее, и Библия.
- Похоже, нашли.
- Будто птица свила гнездо, знаете? – Ньют бегло осмотрел нехитрый скарб Криденса.
- Скорее, словно крыса в норе.
– Ага! – торжествующе воскликнул Ньют. – Нашлась, моя хорошая.
В его руках была средних размеров волшебная палочка.
- Я так и думал, что... – он замер, не договорив. – Вы слышали, мистер Грейвз?

- Что? – аврор тоже понизил голос и прислушался.
За поворотом раздлись крадущиеся шаги. Их обладатель явно не торопился. Шаги замедлились, замерли.

Внезапно осторожный посетитель резко развернулся и на всех парах рванул прочь.
- Остолбеней!
Молнией выскочив из-за угла, Грейвз успел послать заклинание в спину бежавшего. Фигура замерла.

- Попался.
Грейвз медленно направился в сторону беглеца, когда послышались возбужденные голоса сверху.
- Да не может в грузовом никого быть, я всего на минуту отлучался! Джонни там с краном до сих пор копается, не мог чужих не заметить.
- А Никки утврждает, что кто-то туда полез, причем не первый раз это безобразие творится. Проверить не мешает.
- Да говорю же тебе...

- Тут становится многолюдно, - заметил подоспевший Ньют. Он одной рукой сжал плечо Персиваля, другой – Криденса, и через мгновение Персиваль уже озирался в каюте магозоолога.
Грейвз раздраженно дернул плечом.
- Могли просто сообщить, куда аппарировать.
Ньют промолчал. Он с любопытством осматривал находящуюся под заклятием неподвижную фигуру.
Криденс немного похудел и осунулся, волосы очень отросли, но не узнать парня было невозможно. На застывшем лице читались недоумение и страх, впрочем, другого выражения лица у юноши Ньют особо и не помнил.

- Как полагаете, он опасен? – негромко задал вопрос аврор.
Ньют провел палочкой вдоль груди пленника. Никакой реакции.
- Вряд ли. Но точно утверждать не могу. Видите ли, если Криденс обманул даже Гриндевальда и скрыл от мага такого уровня свои особенности, то мы ничего не можем утверждать наверняка. С другой стороны, вы наверняка слышали, что обскури в метро досталось очень сильно. Вы все считали его погибшим.

- А вы? – Грейвз искоса бросил взгляд на магозоолога.
- Я надеялся.
Грейвз не стал уточнять, надеялся ли Ньют, что Криденс мертв или наоборот.


- Что же. Мы обнаружили обскура. Надеюсь, мистер Скамандер, теперь вы понимаете, что нам следует обратиться в Комитет.
- Ни в коем случае! – Ньют даже шарахнулся от аврора, удивленно распахнув глаза. – Вы что, не понимаете? Его сразу убьют.
- Нейтрализуют, - поправил Ньюта Персиваль. – Не обязательно. Если докажет, что безопасен для окружающих.
- Нет-нет, мистер Грейвз... Персиваль. Сообщить о Криденсе Сообществу – значит послать его на казнь. Вы-то должны понимать, вы ведь тоже пострадали от рук Гриндевальда... Все, что Криденс натворил, он совершил в совершенно невменяемом состоянии. Вы умный человек, Персиваль, вы сами знаете, что такое обскури.
- Не нужно лести и тем более фамильярности, мистер Скамандер, - Грейвз все же убрал свою палочку. – Если у вас нет других предложений...
- Я заберу его с собой.

Грейвзу показалось, что он послышался. Аврор уставился на веснушчатого магозооолога, как на дракона, вылупившегося из куриного яйца.
- А, я понял. Это такой юмор. Похвально, мистер Скамандер.
- Я не шучу, - ореховые глаза из-под челки сморели упрямо и настороженно. – Я не отдам его на верную смерть. Криденс ни в чем не виноват. Со мной он будет в безопасности...
- А как насчет вас? Что, если обскур все же проснется? Я в этом практически уверен. И со временем он наберет прежнюю силу. Не дурите, друг мой. Мне вовсе не улыбается присутствовать на ваших похоронах.
Ньют чуть расслабился, впервые заметив какую-то взаимность в спасенном им авроре.
- Криденс пытался контролировать обскури, там, в метро. Он прислушался ко мне и к Тине. Я научу его управлять своими эмоциями, и нам обоим не придется идти на его похороны, мистер Грейвз.

- Если не получится?
- Я готов рискнуть.
- Зато я не готов.

Грейвз потер глаза. Вредная привычка, способствует появлению морщин, зато отлично освежает.
- Вы хороший человек, мистер Скамандер. Очень хороший, - он не хвалил, просто констатировал факт. – Но посредственный маг. У вас не хватит сил сдержать обскури, если тот выступит против вас.

Персиваль, казалось, размышлял.
- Клуб самоубийц, - наконец пробормотал. – Мистер Скамандер!
Ньют поднял голову.
- Возможно ли аппарировать обскури в своей естественной форме?
- Да, - Ньют не раздумывал. – Я пытался это проделать с обскуром, отделенным от суданской девочки, и у меня получилось. Это практически так же, как аппарировать другого человека. Единственное условие – вы должны касаться обскура, а еще лучше – находиться внутри. Последнее, конечно, крайне болезненно.
Ньют машинально потрогал запястье:
- А еще после контакта с обскуром остаются шрамы. Эскульпо неплохо помогает, но лучше работают молоко или толченый рог единорога.

- Да вы специалист, - Грейвз усмехнулся. – Надеюсь, у вас есть при себе и первое, и второе. Я бы повзаимствовал немного. На крайний случай.
- Что вы имеете ввиду? – Ньют вскинул на аврора непонимающий взгляд.
- Мистер Скамандер, - терпеливо пояснил Грейвз, - я уступаю вашей просьбе не передавать Криденса в руки мисс Пиквери, поскольку сознаю вашу правоту. А вот Комитет вряд ли проникнется. Вы хотите дать ему, - короткий жест в сторону застывшей фигуры, - шанс на жизнь. Хорошо, уговорили. Я само милосердие и глина в руках зооправедника не от мира сего. Но вашей жизнью, увольте, рисковать не хочу. Совесть не позволяет, хотя лишние проблемы, видит Мерлин, мне ни к чему. Но я вижу только один выход: вы оставляете обскура со мной.
Аврор поднял ладонь, пресекая возражения Ньюта.
- В отличие от вас, я смогу какое-то время отвлекать обскури без вреда для себя, если он вздумает напасть. Более того – смогу трансгрессировать нас обоих в центр МАКУСА. Там я буду уже не один, и вместе с ребятами мы положим конец этой... проблеме.
Аврор выразительно посмотрел на Криденса.

- Он не доверяет вам, советник. Кроме того, ваша внешность...
- Он никому не доверяет, а моя внешность несущественна. Криденс был в метро и сам знает, что Гриндевальд использовал мое лицо как маску, не более того. И главное: хотя он не может шевелиться, но прекрасно слышит, о чем мы говорим. Не так ли, Криденс? – аврор ухмыльнулся.
Ньют, опустив голову, размышлял.
- Возможно, вы правы, – наконец неохотно признал он. – Мои звери... Я не хотел бы подвергать их риску. Если со мной что-то случится, они погибнут.

- То есть вы согласны, - аврор подвел итог колебаниям Ньюта. – Остается узнать, что по этому поводу думает сам Криденс. Погодите, - он остановил магозоолога, уже приготовившегося снять чары. – Я бы хотел сказать пару слов, чтобы меня не перебивали. Криденс Бэрбоун, - обратился он к парню, - вы все слышали. Но я бы отдельно хотел обрисовать ваши интересы: во-первых, вам некуда идти и не на что жить, а я предлагаю вам пристанище, пусть и временное; во-вторых, вы не умеете скрываться, а если вы добровольно не пойдете с одним из нас, я непременно сообщу о вашем побеге в Комитет, и на вас начнется охота; в-третьих, вы можете представлять опасность для других и для себя в первую очередь. Давайте не будем усложнять ситуацию.

Персиваль с сомнением поглядел на Криденса. Услышать-то он услышал, но поймет ли?

- Можно мне попросить вас, мистер Грейвз, - Ньют внезапно прикоснулся к его плечу. – Я верю, что вы человек слова. Но обстоятельства бывают разными... Вы не могли бы дать непреложный обет, что не выдадите Криденса без крайней необходимости?
Грейвз ответил магозоологу долгим взглядом, в котором тонко смешались оскорбленная гордость, уважение к хитрости Ньюта и высокомерие.

- Если вы настаиваете.
Он подал руку Скамандеру, и тот взмахнул палочкой, и легкие светлые путы обвили их пожатие.
- Клянешься ли ты, Персиваль Грейвз, что не выдашь Криденса Бэрбоуна органам управления Сообщества без крайней на то необходимости?
- Клянусь.
- Клянешься ли ты, что будешь защищать его от других волшебников, если это не будет требовать нарушения кодекса аврора, магических и человеческих законов?

Грейвз ожег взглядом Скамандера.
- Мы так не договаривались.
- Клянешься ли?
- Клянусь, Мерлин с тобой.
- В свою очередь, я, Ньютон Скамандер, обязуюсь освободить тебя от клятвы, как только Криденс более не будет нуждаться в защите. Да будет так!
Послушные магии слов, светящиеся линии растаяли.

- Теперь можете освободить вашего драгоценного подопечного, - сквозь зубы процедил Грейз, потирая руку. Зачем он только в это ввязался...

- Фините инткантантем!
Криденс пошатнулся и едва не упал, не подхвати его под руки Ньют.
- Криденс, это я, помнишь? – ласково заговорил магозоолог, усаживая его на кровать. – Мы встречались в метро. Я друг Тины.
- Я знаю, кто вы, - послышался тихий голос. Парень быстро отходил от заклятья.

- Не стоит бояться, - продолжил Ньют, - мы друзья. Мы хотим помочь. Ты ведь все слышал, правда?
Криденс кивнул, не поднимая головы.
- Ты можешь остаться со мной или пойти с мистером Грейвзом.

- Вы ведь уже все решили? – вопрос был скорее риторическим. Криденс говорил безнадежно, будто ему предложили не помощь, а виселицу.

Ньют покачал головой.
- Прости. Ты пока что не понимаешь, но это наверняка лучший выход для нас всех. Скажи, Криденс, - голос Ньюта из успокаивающего стал сосредоточенным, - ты чувствуешь, может быть, догадываешься... только скажи правду, это очень важно...
- Чувствую ли я обскури? – наконец Криденс поднял голову, тоскливо всмотрелся в доброе лицо магозоолога. – Да.
Слово упало, как приговор.

"Не было печали", - промелькнула мысль в голосе у аврора. Теперь нянькаться с непонятно кем, скорее даже, непонятно с чем.

- Он слаб, - неуверенно продолжил Криденс, - такой, каким был несколько лет назад, когла это все только началось. Я могу держать его в себе. Но он вырастет...

- Какая прелесть, - прокомментировал Грейвз, заставив обоих посмотреть на себя. – Ты ведь понимаешь, Криденс, что Ньюту придется разделить вас, даже подвергая опасности твою жизнь. Если, конечно, ты не научишься хорошо контролировать обскури.

- Понимаю, - покорно кивнул Криденс.

- Ты очень расстроен? – Ньют заботливо всмотрелся в безразличное лицо Криденса. – Ты ведь хотел уехать.
- Тут или там, - Криденс пожал плечами, - мне не убежать от того, что во мне сидит. Я просто хочу жить, - он опустил голову и затрясся в беззвучных рыданиях, - хочу жить, как все, понимаете...

- Бедняга, - Ньют осторожно накрыл руку Криденса своей рукой, и парень вцепился в нее, как утопающий за соломинку. – Конечно, ты будешь жить. Мы поможем тебе, я и мистер Грейвз... Скажи, с кем бы ты предпочел остаться?
Криденс, все еще вздрагивая сгорбленными плечами, прижал ладонь к глазам, пытаясь овладеть собой.
- Я слышал, - всхлип, - что вы говорили... Я правда могу навредить, мистер Скамандер. Я не хочу так! Вы были добры ко мне, мистер Скамандер. По-настоящему.
Криденс вздохнул, понемногу успокаиваясь, и отнял руку от глаз. Внимательный изучающий взгляд, направленный на Персиваля:
- Я пойду с ним.






Chapter 3: Глава третья.




- Финли!
- Да, господин? – домашний эльф согнулся в полупоклоне. – Чего желает хозяин?
- Кофе, - приказал Грейвз. – По-турецки. Без сахара.
- Слушаюсь, хозяин.

Домовик исчез. Персиваль откинулся на спинку дивана, задумчиво прикурил сигарету.
Встреча с Серафиной прошла хорошо во всех смыслах и на всех уровнях. На деловом: Совет во главе с Президентом полностью одобрили меры предосторожности, предложенные Грейвзом на время удержания Гриндевальда, а так же лояльно отнесся к идее организовать на входе фонтан с водами истины, по примеру английских банковских хранилищ. Это бы исключило возможное повторение ситуации с "кротом" в чужой личине прямо в центре МАКУСА. Оставался вопрос с потенциальной передачей Гриндевальда под юрисдикцию английского сообщества, если точнее, о его переводе в Азкабан. Тут могли возникнуть разногласия, но вопрос был не срочный, и раньше времени Грейвз не волновался.


В личной сфере тоже наблюдалось завидное спокойствие и согласие. Серафина предложила встретиться, и, пока Персиваль размеренно засаживал ей сзади, ему удалось не думать о том, что на его месте наверняка был Гриндевальд. Или почти удалось. И что, что гей: такая сволочь, как Геллерт, однозначно оприходовал бы Серафину исключительно из принципа. Грейвз поморщился и затушил сигарету.
Спрашивать женщину напрямую аврор не стал.

Персиваль попытался расслабиться, но ему не удалось: дверь скрипнула, в образовавшийся проем протиснулся новый жилец.
- Добрый вечер, сэр.
Грейвз в знак приветствия поднял ладонь и указал на кресло у камина рядом с собой.
Парень – Грейвза иногда подмывало назвать его мальчишкой, так стеснителен и застенчив оказался постоялец, даже если не принимать во внимание почти двадцать лет разницы между ними – неловко опустился на мягкие подушки. Он каким-то невероятным образом умудрялся казаться меньше аврора, хотя, бесспорно, был выше и шире в плечах. Даже сейчас, сидя у огня, он старался занимать как можно меньше места, просунув сцепленные лодочкой ладони между колен.

- Как успехи?
Это была уже уже устоявшаяся за три недели совместного проживания традиция. С утра Грейвз аппарировал в центр, возвращаясь только днем на короткий, но изысканный обед, быстро отдавал приказания своему домовику Финли и честно уделял полачаса-час Криденсу: проверял утренние занятия, давал новые задания и возвращался обратно на работу. До вечера его обычно не бывало, Грейвз предпочитал развлекаться вне стен дома. Клубы, бутики, театр, званые вечера – аврор не скучал. По крайней мере, в своих претенциозно обставленных апартаментах он скучал еще больше. Однако как бы поздно Персиваль не возвращался, перед сном еще раз обязательно виделся с Криденсом, пояснял правила, отвечал на вопросы, справлялся о его самочувствии и нуждах.

Стоило заметить, что Криденсу немного было нужно. С его появлением мало чего изменилось, разве что домовик первое время жаловался, что Криденс рвется отобрать у него законную работу: помыть посуду, убрать в доме и так далее. Грейвз несколько раз пояснял парню, что ему не нужно каким-то образом расплачиваться за кров и стол, потом просто махнул рукой. Финли сам разберется. Даже у домовика было больше напористости, чем у Криденса.


Главной проблемой Бэрбоуна оставалась магия. Грейвз, не желая раньше времени привлекать к парню внимание, не рисковал пока что выводить его в свет, даже в магическую лавку за волшебной палочкой. Вместо этого он отдал Криденсу свою старую палочку: нейтральная ольха и волос единорога.
Первых десять дней успехи Криденса равнялись нулю, и он весь извелся. Грейвз замечал это по заплаканным красным глазам, нервной дрожи и все больше ссутуливающимся плечам.

- Все хорошо, Криденс, у тебя получится, - день за днем, как мантру, повторял Грейвз, в глубине души уже и сам не надеясь, что магию можно было направить как-то иначе, кроме как на подпитку обскури.

Проведя очередной бестолковый час занятий, аврор вскользь заметил, что даже если у Криденса ничего не получится, он может остаться при доме как помощник Финли.

- Вы не убьете меня? Я ведь опасен. Если у мистера Скамандера не получится извлечь обскури... – Криденс не закончил предложения, сжимаясь в своем углу еще больше.
- Нет, - рассеянно ответил Грейвз, пролистывая "Нью Йорк Пророк". – Не пори ерунды. Это крайняя мера. Я размышлял над твоим положением. Если у тебя так и не получится взять контроль над своей магией и если методы Скамандера окажутся неэффективными, мы постраемся не давать обскури вырасти до прежних размеров. Конечно, процедура неприятная, как ты убедился тогда в метро, зато, как видишь, пока что он тебя не беспокоит. Но это крайние меры. Я уверен, ты научишься владеть магией и возьмешь своего ментального питомца на цепь.

В последнем Персиваль как раз уверен не был, скорее, наоборот. Но нужно было поддержать дух мальчишки, который, похоже, совсем потерял веру в себя.
- Вы не выгоните меня на улицу? – затаив дыхание, спросил Криденс.
- Нет, конечно, - уже с легким раздражением ответил Грейвз. – Тебе нельзя попадаться на глаза волшебникам. Долго разбираться у нас не любят, поверь мне как аврору. Всегда предпочтительнее устранить проблему, чем подвергнуть риску Сообщество. И потом, ты же ничего не умеешь, кроме как раздавать листовки. Куда ты намерен идти? Мести улицы или воровать? Так себя даже не прокормишь. Решай, конечно, сам, садить в клетку я никого не собираюсь. Но за порогом этого дома тебя ждет в лучшем случае нищета, в худшем – смерть от руки аврора. И это касается не только Нью Йорка. Если обскури снова даст о себе знать или здесь, или в Европе - да где угодно, спрятаться тебе не удастся.

- То есть... Получается, вы заботитесь обо мне? – недоверчиво произнес Криденс.
Грейвз прокашлялся.
- Давай назовем это действиями по обстоятельствам, ок?

Криденс опустил голову и помолчал. Персиваль уже успел углубиться в любопытную статью - очередное животрепещущее обсуждение закона Раппапорт - когда Криденс заговорил снова.
- Вы хороший человек, мистер Грейвз, - наконец произнес он, не поднимая головы. – Вы добры к другим, сами того не замечая. Я... я очень благодарен вам. За все.
- Гмм, - проворчал аврор, оседая пониже в кресле и загораживаясь газетой. – Спасибо, конечно. Но ты меня очень плохо знаешь. Посмотрим, как запоешь, когда я буду жечь твоего обскури. А пока что продолжай тренировку.
- Вы мне не ве...
- Продолжай. Тренировку.

- Да, мистер Грейвз. Инсендио!
- Блядь! – аврор вскочил с места, отшвырнув вспыхнувшую газету. – Идиот!
Замер, вместе с Криденсом уставился на тлеющие обрывки бумаги.
- У меня... получилось? – потрясенно выдохнул Криденс.
- Поздравляю, - Грейвз брезгливо вытер сажу с пальцев. – Ты только что вступил в ряды магического сообщества. Причем сделал это весьма оригинальным способом.
- Я не думал, что сработает, - растерянно произнес парень. – Я разозлился, что вы спрятались за этой газетой, и оно само... Простите меня. Но ведь у меня получилось!
Он впервые с дня их знакомства рассмеялся – негромко и удивленно.
- Так я... волшебник? Мистер Грейвз!
Прежде чем он успел что-то сделать, Криденс оказался рядом и, схватив его за руку, почтительно и бережно поцеловал.

- У меня ничего не вышло бы без вас, - прерывающимся голосом пробормотал он, опустив глаза вниз. – Это очень много для меня значит. Я навсегда в долгу перед вами.
Персиваль резко вырвал руку. На его лице попеременно боролись радость за успех Криденса и предельное раздражение. Наконец, первое чувство взяло верх и аврор вздохнул.
- Никогда так больше не делай. Запомни: ты ничего не должен. А теперь успокойся, подтяни сопли и давай закрепим успех.





Chapter 4: Глава четвертая.


Волшебная палочка не подходила Криденсу, слушалась неохотно и норовила игнорировать его приказы, но первое время это оказалось даже плюсом, так как магия Криденса явно больше проявляла склонность к разрушительным заклинаниям, нежели созидательным.

Обскури пока никак не проявлял себя, и Грейвз не хотел пытаться вызвать его, пока парень не освоится хорошенько и не научится доверять своим силам, а главное, ему самому, Персивалю. Вызвать обскури теоретически может и получилось бы, а вот загнать обратно, успокоить, усмирить...
Персиваль сомневался, что способен вызвать такое доверие у паренька.

- Как твои успехи сегодня?
Аврор пропустил дневные занятия и в глубине души чувствовал себя виноватым. С другой стороны, проблема Гриндевальда, вернее, его последователей, начинала представлять собой реальную угрозу, и мысли Персиваля все время крутились вокруг нее да еще вокруг Серафины. Президент настаивала на встречах, Персивалю пока что удавалось избегать их под благовидными предлогами. Но долго так продолжаться не могло.

- Хорошо, сэр. Начал читать курс зельеварения для начинающих. Ваш домовик разрешил мне заниматься на кухне. Правда, у меня нет большинства ингридиентов...
- Будет. Завтра или послезавтра все куплю, составь список и передай Финли. Что еще?
- У меня никак не получается аппарировать...
- Ну ты даешь, - невольно рассмеялся Грейвз. – Это проходят на старших курсах. Не хватай все и сразу, а то подавишься.
- Извините, сэр.
- Ничего.

Возникла пауза. Грейвз докуривал сигарету, пялясь в огонь.
Определенно, с Серафиной нужно что-то решать. Он не мог каждый раз стараться не думать о Гриндевальде, когда ложился с ней в постель. В чертову провонявшую фиалками и зимней свежестью постель. Стерильную и выглаженную. Ни шанса микробам.
Нет, с Серафиной нужно было срочно завязывать. Так и импотентом недолго заделаться.


- А как прошел ваш день?
Грейвз удивленно уставился на парнишку. Криденс сидел, опустив глаза долу и медленно заливался краской. Даже кончики ушей заалели.

"Осмелел", - довольно подумал Персиваль. Раньше боялся лишний раз открыть рот.

- Что, совсем скучно? Не с кем поговорить? – насмешливо спросил.
- Простите, сэр, я не...
- Все нормально, - остановил Криденса аврор. – Я понимаю. Книги и Финли – та еще компания.
- Что вы, сэр, - Криденс едва ли не впервые прямо и храбро посмотрел в глаза аврору. Точно, осмелел. Раньше позволял себе только непонятные косые взгляды и сдавленные вздохи, а тут вон как. Молодец. Оживает парень.
- Мне очень интересно у вас, - горячо продолжил Криденс. – Все эти заклинания, история, законы... Я не думал, что мир волшебников такой... структурированный, - медленно выговорил он явно новое для экс-мормона слово. – А волшебная палочка? Это удивительно. Я наконец могу прикоснуться к тому, что вы... то есть он... то есть вы понимаете...
- Что Гриндевальд наобещал и не выполнил, - кивнул аврор. – Понимаю.
- Да.

- Ваш кофе, хозяин! – рядом с Грейвзом появился эльф, прервав беседу. На вытянутых руках он торжественно держал изящный поднос с восточной росписью, на котором симметрично расположились исходящая божественным ароматом турка и одна крохотная чашка.
- Принеси еще одну, Финли, - приказал Грейвз и подмигнул Криденсу. – Сегодня у нас вечер безумного чаепития с задушевными разговорами и пряниками.

Криденс снова вспыхнул, и Грейвз пожалел его. Над таким даже смеяться никакого интереса. Слишком зажат, хотя, кажется, потихоньку отращивает яйца.
- Все нормально, Криденс. Это шутка. К моему чувству юмора нужно привыкнуть. Удается единицам.
- Я постараюсь, сэр. Очень постараюсь, - Криденс поднял взволнованный взгляд на аврора.
- Ну и молодец. Вот твой кофе.

С этого вечера у них появилась еще одна традиция.




Chapter 5: Глава пятая.



Персиваль Грейвз никогда не любил драм и совсем уж ненавидел представления на публику, зато очень ценил красивые жесты.

Поэтому решение пришло само собой: он арендовал весь новомодный ресторан - французский стиль, отличное бургунди и вполне сносная собственная пекарня. Серафине понравится. Это дожно было означать, как много для него значит мисс Пиквери (не значит), и как он заботится о ее чувствах (а вот тут придется), если они вообще есть (секс считается за чувства?).

Но в противном случае расставание могло пройти (если секс все-таки считается) еще более неприятно, и даже, не дай Бог, со скандалом, чего до тошноты не выносил Персиваль. Подобный жест должен был смягчить удар и помочь сохранить дружеские отношения. А вот этого Персиваль желал вполне искренне, и дело было даже не в поддержании благоприятной рабочей атмосферы. Персиваль уважал Серафину если не за острый ум (тут его оценка не совсем совпадала с мнением Президента о себе), то хотя бы за верность принципам.

Когда Серафина, гордая и эффектная, как настоящая королева, прошествовала за их столик, он оценил не только сияние немаленьких бриллиантов в ее ушах, а и взволнованный блеск глаз. Поступок был оценен по достоинству, хотя и не озвучен вслух.

Грейвз взмахом руки отослал официанта и сам налил вина.
- Я позволил себе сделать выбор за нас обоих. Надеюсь, ты не возражаешь?

- Полностью полагаюсь на твой вкус, Персиваль, - Серафина улыбнулась, продуманным жестом изящно оправляя выбившуюся прядь.

- Что закажешь?
- О, я не голодна. Какой-нибудь салат и что-то легкое на десерт. Сам знаешь, в нашем возрасте пора начинать следить за фигурой, - она откровенно нарывалась на комплимент, и Грейвз подыграл.
- Ты прекрасна, как никогда, Серафина.

Женщина с достоинством улыбнулась и не стала возражать.
- Но по какому поводу такой вечер?
- А я закажу, пожалуй, стейк. Средней прожарки.
- В сыром мясе могут оставаться паразиты.
- Эмм... – да, с Серафиной нужно было срочно заканчивать. – Конечно. Но я рискну.
- Ты совсем не заботишься о своем здоровье, дорогой, - мисс Пиквери укоризненно покачала головой. - И не отвечаешь на мой вопрос.
- Мы вернемся к этому чуть позже. Для начала, как продвигается дело Гриндевальда?

- Его с распростертыми объятиями ждут в Азкабане, а пока что он вполне надежно – в том числе благодаря тебе, дорогой – охраняется и здесь. Да, и еще Альбус Дамблдор выходил на связь.
- О?
- Просил не затягивать с процедурой перевозки. Думаю, он все же не до конца доверяет нашей системе безопасности.
- Если он имеет ввиду, что среди авроров могут скрываться сторонники идей Гриндевальда... Что же, Альбус абсолютно прав.
- Я полагаю, это так. Видишь, мысль перевозить Гриндевальда под петрификусом на корабле изначально была провальной.

- Я остаюсь при своем мнении. Но довольно о работе. Как салат?
- Вполне неплохо. Немаги умеют удивить, особенно в области кулинарии. Чудесное место, а я не верила в идею с кафе на крыше. Вечер, звезды... Прохладно, конечно, зато как мило.
- Еще вина?
- Да, пожалуй.
- Отличное у них красное.
- Надеюсь, ты так балуешь только меня, - Серафина послала Грейвзу воздушный поцелуй.
- Разумеется.

"Нужно будет взять парочку бутылок домой. Интересно, Криденс вообще когда-нибудь пробовал вино? Навряд ли, мормонам запрещено пить. Разве что причащался... Сыграть в змия искусителя, что ли?"

- О чем задумался, дорогой?
- Серафина, - Грейвз наконец впервые серьезно посмотрел в глаза женщине. – Последнее время мы очень сблизились. Я невероятно ценю те отношения, к которым мы пришли.
"Гоблиново дерьмо, еще больше клише ввернуть не мог?"

- Ты тоже стал мне очень дорог, – мисс Пиквери в волнении широко распахнула огромные глаза.

"Как будто страус готовится снести яйцо".

- Но дело в том, что я не готов к серьезным отношениям. Видишь ли, дело не в тебе, дело во мне.
"Молодец. Вот теперь ты – гребаный король штампов. Отец бы тебя выпорол, и правильно бы сделал."

Серафина заморгала, будто не до конца поняв сказанное.
- Прочти, что? К чему ты не готов? Мы спим вместе время от времени, не более того.
- Да, я... – Грейвз облегченно выдохнул. - Я рад, что ты воспринимала наши отношения так же, как и я. Значит, все в порядке?
- Погоди... Я правильно тебя поняла: ты меня бросаешь? Ты устроил этот ужин для того, чтобы сообщить, что мы друг другу ничего не должны?
Грейвз промолчал, чувствуя, что правильного ответа тут не придумать. Проблема еще была в том, что ему очень хотелось рассмеяться. Он никак не мог заставить себя всерьез отнестись к столь мелодраматической сцене.

- Какого Мерлина, Персиваль?! – зато Серафина, кажется, всерьез разъярилась. – Я тебя что, напрягаю? Я относилась к твоей драгоценной персоне с таким пиететом, что Мерлин бы позавидовал! Я не требовала, не спрашивала, не лезла не в свое дело... Ты хоть понимаешь, что это мое дело?! Ты – мое долбаное дело, Персиваль Грейвз! Нет же, я не давила, думала, так будет лучше. Решила, что подожду – сам придет и сам поймет.
Грейвз промолчал, и это еще больше вывело Президента из себя.
- Ты что о себе возомнил? Лучше меня ты не найдешь никогда. И такую, как я, тоже. Что я вообще в тебе нашла? Ты инфантилен, недалек, а главное – ты совершенно, абсолютно не умеешь любить! Ты просто не способен на это чувство, Персиваль. Ты холодный, самовлюбленный, старый дурак.
- Серафина, давай закончим красиво.
- Мы закончим тогда и так, как я скажу! – Серафина вскочила, заставив невовремя выглянувшего официанта уронить десерт. Раздался звон, и оба аврора вздрогнули.
- Не устраивай сцен, - сквозь зубы прошипел Грейвз. – Не на людях.

- О, мистер хорошее воспитание! Вот о чем я говорю! Ты аристократ до кончиков ногтей, но тебе плевать на чувства других людей. Я потратила на тебя два года, Персиваль. Два гребаных года!
- Я ничего не обещал и никогда не давал повода надеяться на большее. Был предельно честен с самого начала. Я полагал, что ты это понимаешь, - Персиваль тоже выпрямился, твердо глядя женщине в глаза.
- О, конечно, - Серафина язвительно рассмеялась. – Тебе никогда не в чем себя упрекнуть. Совершенство, да и только!
- Я еще раз прошу, давай не будет выяснять отношения прямо здесь. Аппарируем куда-нибудь, там спокойно...
- Иди в бездну со своим спокойствием!
Треск пощечины заставил обоих замереть. Персиваль побледнел, и Серафина подалась назад, поняв, что перешла черту.

- Прости... Я не хотела...
- Разумеется, - Грейвз усилием воли подавил злость, клокотавшую у самого горла. А он-то рассчитывал на понимание, максимум, на непродолжительные слезы.

- Мне жаль, что вышло именно так, - Грейвз вытер руки, зло швырнул салфетку на стол. – До встречи в центре.

- Персиваль...
Но Грейвз уже чеканил шаг, направляясь к выходу.




Chapter 6: Глава шестая.


- Мерлинова борода, что снова случилось с этим... – Грейвз был, мягко говоря, недоволен.
Его разбудил крик из комнаты Криденса. Ночь, десятый сон, и на тебе!
Одна из основных причин, почему у него никогда не было домашних животных, помимо обязательной совы, – эгоизм человека, которого отец приучил правильно пользоваться столовыми приборами, даже будучи приглашенным за стол к Сатане, но совершенно пропустил главу обучения сопереживанию.


Нет, заслуженный аврор Персиваль Грейвз, разумеется, понимал, что сочувствие – это неотъемлемая часть человеческих взаимоотношений, но старался держаться подальше от грязи всяких таких эмоциональных разборок. Пока что ему это удавалось: Абернетти научился держать подробности отношений со своей чокнутой мамашей при себе, Серафина и раньше не поднимала личных тем, Тина Гольдштейн, к которой Грейвз испытывал даже нечто вроде симпатии учителя к не в меру ретивому, пусть и глуповатому ученику, больше состредотачивалась на карьере, чем на своем окружении. Вот, в общем-то, и все самые близкие аврору люди.

И теперь – Криденс. Какого гоблина он пошел на поводу у Ньюта?!

Грейвз постучал.
- Криденс? Ты в порядке?
Из-за двери раздалось приглушенное мычание.

- Да что за игры! – Грейвз дернул ручку.
Перед его глазами предстала неприятная картина: парень спал на спине, запрокинув голову так, что кадык смотрел вверх, и это делало его ужасно беззащитным перед черным туманом, сконцентровавшимся над ним, под ним, вокруг него. Криденс слушил источником этого тумана, и все же казалось, что он тонет в нем, захлебывается, метаясь и постанывая во сне.

- Мерлин.
Аврор растерялся. Применить заклинание? А если обскури отреагирует совсем не мирным способом?
Паразит так и остался частью Криденса, хоть явно был намного менее активен после атаки в метро. Отсутствие магической подпитки, перенаправленной на учебу, должно было также сказываться на его состоянии.
По просьбе Грейвза Криденс уже несколько раз успешно вызывал обскури и подавлял его, если аврор замечал малейшие признаки опасности. Видимо, обскури искал выход, пока парень не мог его проконтролировать – во сне.

Криденс снова застонал и забарахтался во сне, сбрасывая с себя одеяло. Его рука подняла и упала, словно пыталась поймать что-то, видимое только парню.

- Помогите. Помогите мне... – он открыл глаза, и аврор с испугом увидел на месте радужки молочную белизну. – Кто-нибудь, пожалуйста...

Криденсу явно было очень плохо, однако что делать, Грейвз совершенно не представлял.
Он же не Ньют и не Тина! К ним, возможно, обскури прислушался бы.
- Помогите! – Криденс выгнулся дугой, так и не приходя в себя от ненормально глубокого забытья. Его руки тяжело упали на простыни, судорожно сведенные пальцы вцепились в ткань, пытаясь найти хоть какую опору.

- Криденс, очнись!
От окрика аврора туман замер, вместе с ним затих и юноша. Черная пыль медленно оседала на Криденсе, но не оставалась, а как бы проваливалась под кожу, таилась. До поры до времени.
Юноша спал. Судя по расслабившемуся телу, приступ прошел. Грейвз осторожно приблизился.

Криденсу было явно лучше, сон перестал быть кошмаром. По крайней мере, хотя бы не тем, чем он был раньше.

Лоб парня бисерно блестел от испарины. Криденс внезапно напомнил Грейвзу огородное пугало. Он видел таких, проезжая мимо полей Канзаса – длиннорукие и длинноногие нелепые создания из старого тряпья, распятые самим своим существованием. Так же и Криденс. Разве что очень красив и очень молод, но такой же сломленный и наспех прибитый к кресту жизни, на котором никак не мог устроиться поудобнее.


Грейвзу не было его жаль, в конце концов, жив, относительно здоров – и слава Мерлину. Но аврор не мог не признать, что более паскудную судьбу еще нужно было бы поискать.





Chapter 7: Глава седьмая.


- Подождите. Я должен сказать.

Аврор замер. Вечер прошел в явно напряженной атмосфере, хотя ничего особенного не случилось. Однако интуиция Персиваля работала отлично, и он видел, что Криденс едва сдерживается, чтобы не выдать крайнее волнение и даже страх.

- Мистер Грейвз, я...

Аврору показалось, что он ослышался.

Блядь. Грейвс отвернулся. Ну блядь.
Что с этим делать?! Нет, Криденс был хорош собой, даже слишком, непозволительно красив для мормона, и аврор иногда ловил на нем косые взгляды гостей-немагов.
Грейвз и сам замечал привлекательность парня, но всегда оценивал ее исключительно с эстетической точки зрения. Широкий порочный рот с вечно припухшими губами, особый, лисий разрез глаз, будто их обладатель знал все чужие, даже самые интимные, секреты... Совершенно по-женски нежная, не знавшая загара кожа и высокие скулы – временами Грейвз ломал себе голову, вспоминая, кто же из художников когда-то с любовью выписал на холсте этот образ падшего ангела.

Но одно дело – рассматривать красивую картину со стороны, и совсем другое, когда эта картина оживает и в прямом смысле падает к ногам с совершенно идиотическими признаниями.
"Этого мы не заказывали!"
Грейвзу очень захотелось свалить куда-нибудь подальше.

Но Криденс был здесь, весь такой несчастный и полностью осознающий свое несчастье, и с этим нужно было смириться.
- Криденс, - начал аврор, и парень втянул голову в плечи, будто в ожидании побоев - в каком-то смысле, он был прав, хотя "бить" Грейвз намеревался исключительно словесно. – Я стараюсь держаться широких взглядов и не против этих, как его, - на языке настойчиво вертелось слово "педрил", - геев. Но сам к ним не отношусь.

Криденс поднял голову, робко, но внимательно всматриваясь в лицо Грейвза.
- То есть вы не сердитесь?
- Нет.
"Сержусь?! Охуеть. Просто охуеть! Но что я могу сделать?! Пристрелить тебя, что ли?"
- Я безразличен вам?
- Да. То есть нет... Не в этом смысле, парень. И Мерлином заклинаю, встань уже!

- Мистер Грейвз, - парень послушно поднялся с колен. – Спасибо вам.
Он посмотрел прямо в глаза Персивалю, и аврор нервно сглотнул. Взгляд Криденса неуловимо изменился, в нем больше не было тоски и боли, будто он сбросил непосильную ношу. Или пошел ва-банк и выиграл. Или решился на что-то, о чем Грейвз не хотел бы знать. Перед взбешенным акромантулом аврор бы не нервничал, а вот перед забитым парнишкой с глубокими лисьими глазами почувствовал себя не в своей тарелке.

- Иди, что ли, - Персиваль махнул рукой в направлении двери. – Я бы хотел поработать. В одиночестве, - торопливо уточнил он, хотя Криденс не спрашивал.

- Да, конечно, сэр, - Бэрбоун медленно вышел за дверь и притворил ее за собой. Неловко, неуверенно прижался к полированному дереву с внешней стороны, стараясь не шуметь. Оперся лбом, положив ладони точно на то место, где располагалась бы грудь аврора, будь он перед ним.
Криденс распахнул глаза, мучительно всматриваясь в лицо, которое представлял в своем воображении каждый день, если не видел наяву. И каждое утро. И вечер, и особенно ночь.

"Я не смогу так долго".
- Мистер Грейвс, - неслышно шепнул Криденс с безнадежной уверенностью отчаявшегося, - вы нужны мне.




Chapter 8: Глава восьмая.




Общее Собрание по вопросу Гриндевальда решено было провести в режиме секретности вне стен МАКУСА, воспользовавшись помощью магических зеркал. Зачаровав дом от проникновения чужаков и незванных ночных гостей, Грейвз прошел в библиотеку.

Придирчиво осмотрел себя в отражении, поправил знаки отличия главы на лацкане пиджака. Присев, придвинул кресло к необъятному дубовому столу, за которым, должно быть, восседали еще основатели его рода. Расположил магическое зеркало так, чтобы хорошо быть видным.
Пробило одиннадцать.

- Ревелио диссендиум.
Зеркало затянул белый туман, отражение исчезло, и на его месте, как на экране, возникло неизвестное Грейвзу помещение. Место "встречи" Серафина выбрала самостоятельно. С недавних пор она стала намного более прохладно относиться к рекомендациям советника. Грейвз вспомнил пощечину – было бы логичнее, если бы он игнорировал Президента. Но вот так.


Посреди комнаты находился длинный полированный стол, вдоль которого над креслами повисли расплывчатые, белесые, видимые по пояс "привидения" – двенадцать заключенных в зеркала отражений всех советников аврората.

"Вот каким они меня видят", - в МАКУСА этим способом сообщения при жизни Грейвза еще не пользовались ни разу.

- Начнем заседание, - единственный реально присутствующий в комнате человек, Президент, прошлась мимо "посетителей" и присела во главе стола.
- Позвольте поприветствовать всех вас и поблагодарить за участие в собрании.
Ее голос доносился несколько глухо и искаженно, как из омута памяти, и Грейвз понял, почему этот способ связи практически не применялся.

- Итак, на рассмотрении два основных вопроса: запрос Англии на выдачу Геллерта Гриндевальда и, в случае согласия, способ его транспортировки. Как я понимаю, первый пункт возражений не вызывает: чем дальше от Америки находится Гриндевальд, тем менее он со своими идеями опасен для американского сообщества.
- Прошу прощения, мисс Пиквери, - подал голос Патриксон, и Грейвз поморщился.

Советник Патриксон, худой и высохший от старости, слыл среди своих тем еще геморроем. Он наизусть знал все правки и пункты магического Кодекса, и прежде чем принять какое-либо решение, долго и нудно обсасывал дело со всех сторон, особенно с точки зрения бюрократии, пока от него не оставался выхолощенный скелет указаний и рекомендаций. Однако въедливость и параноидальное внимание советника к подробностям не раз уберегали аврорат от конфликтных ситуаций, и в свете послелних событий Серафина обязана была к нему прислушаться.

- Говорите, советник Патриксон.
- Учитывая, что мистер Геллерт Гриндевальд, 1882 года рождения, фактически подпадает под юрисдикцию...
Нет, это был явно не тот случай, когда старик имел сообщить что-то новенькое. Грейвз мысленно застонал: перечисление всех деталей обещало затянуться. Персиваль под столом принялся ломать и восстанавливать карандаш, чтобы скоротать время.


Скрипнула дверь в библиотеку. Грейвз из-за зеркала не видел, кто посетитель – Криденс или Финли, и понадеялся, что вошедший догадается уйти без лишнего шума.

- ...тогда как внимание всей Конфедерации должен привлечь тот факт, что первое свое преступление Геллерт Гриндевальд, 1882 года рождения, совершил...

Грейвз вздрогнул и едва не вскрикнул, когда кто-то коснулся его колена, рук, успокаивающим жестом провел по пальцам и отобрал карандаш.

Быстрый взгляд, брошенный под стол, открыл ему скуластое лицо с темными глазами.
Грейвз кашлянул и прикрыл рот ладонью.

- Ты что, пьян? Вон отсюда, – шепнул одними губами, понадеявшись на плохое качество "связи".

Если бы кто-то заметил, что на собрании присутствует посторонний, это был бы не просто провал дискуссии, а и здоровенное пятно на итак заляпанной Гриндевальдом репутации Грейвза. Не мог же аврор предположить, что Криденс, робкий и застенчивый паренек, залезет под стол!
"Что за?!" - Грейвз понадеялся на выразительность своего лица.

Криденс и правда выглядел нетрезвым. Щеки горели, полуоткрытые губы влажно блестели, по ним раз за разом нервно пробегал быстрый язык. Черные лисьи глаза, раньше внимательные и робкие, смотрели с отчаянной бравадой и в то же время немного потеряно. Криденс придвинулся ближе, завозился, настойчиво раздвигая колени Грейвза.
"Какого дьявола?!"

Совсем бесшумно сопротивляться не получалось, и уж тем более не было никакой возможности устроить соревнования на волшебных палочках или без них, потому что Криденс, как убедился Грейвз, поставил щит. Аврор сам раздвинул ноги.
"И? Что дальше?"

Рука Криденса скользнула к ширинке, мгновенно разобралась с пленом одежды, и прежде чем Грейвз сообразил, как ему поступить и что думать, Криденс прижался к его члену губами.

"Какого Мерлина ты, блядь, творишь?!"
Криденс поднял на аврора взгляд, и Грейвз понял, что он не пьян, скорее, его лихорадит, так мучительно исказилось его лицо от едва сдерживаемого желания.
- Прошу вас, мистер Грейвз, - шепнул Криденс едва слышно, - простите меня за это. Позвольте сделать вам приятно. Мне это нужно.

Он принялся двигать руками, умело и жарко, лаская яйца и член, добиваясь того, что тело Грейвза, послушное прямому напору, начало отзываться на его ласку. Член Грейвза поднялся и отвердел, и аврор пропустил очередной вдох, когда Криденс снова опустил голову. Бархатная, нежная, теплая кожа губ коснулась головки, и прежде чем Грейвз успел свыкнуться с этим головокружительным ощущением, Криденс прошелся вдоль его члена языком, дразня и лаская, не забывая надрачивать аврору рукой. Язык становился все напористее, и Криденс, развратно глядя прямо в глаза Грейвзу, наконец взял в рот член, обхватил его кольцом губ и погрузил во влажную горячую глубину, насаживаясь медленно и со вкусом, от неба и ниже, к мягкой шелковистой гортани и горлу.
Грейвз не смотрел вниз, но ощущал на себе взгляд Криденса – настойчивый, страстный, умоляющий. Потрясающе похотливый и откровенный.
- Я сделаю все... только прикажите.

Криденс на секунду выпустил член изо рта, только чтобы заменить его обоими руками, при этом дразня головку короткими засасывающими поцелуями.
- Все... что... прикажете... – прошептал он между ними.
Его губы раскраснелись и припухли, а в глазах появилось отстутствующее выражение.

Криденс наконец снова накрыл его член своим ртом, и Грейвз шумно выдохнул. Пальцы на ногах сжались от острого, предельно яркого наслаждения.

Хотьбынекончитьхотьбынекончитьхотьбы...

- Советник, с вами все в порядке? – голос Серафины помог ему вернуть самоконтроль.
- Да, продолжайте.
- Гриндевальд на данный момент находится под петрификусом, но в Азкабан его имеет смысл аппарировать, как считаете, советник Грейвз?

Ого! Грейвз не заметил, как Патриксон закончил нудить и Президент перешла к более насущным вопросам.
"Соберись, сукин сын!"
- То есть немаговские методы перевозки вы исключаете? А как же тот факт, что во время аппарации прочие заклятья теряют силу? Теоретически Гриндевальд сможет изменить конечный пункт прибытия.

Криденс глубоко насаживался ртом на член, приглушенно хлюпая и чавкая, и с каждым его движением Грейвза пробивала судорога удовольствия. Вторую руку он опустил вниз, себе в штаны, и аврор старался не думать, что именно он там делал. Как это выглядело. Какой он... там.


- Это опасно! - на излишне резкий тон к Грейвзу обернулись все присутствующие, и он добавил тише, стараясь, чтобы голос не дрогнул. – Гриндевальд – самый могущественный маг двадцатого века, а вы об этом забываете.

Криденс добавил к работе рта руку, и Грейвз сжался, как от удара. Теперь это было по-настоящему невыносимо.

- Кто знает, способен ли он изменить конечный пункт чужой трансгрессии. Всего несколько секунд, но они у него будут. Что, если он попытается и закинет и себя, и сопровожающих неведомо куда? – закончил Грейвз торопливо.

- В общем и целом советник прав, - Серафина на секунду дольше необходимого задержала взгляд на окаменевшем лице Грейвза. - Макдауэлл, что вы скажете? Гриндевальд теоретически на это способен?

Внимание группы отвлек Макдауэлл, и Грейвз опустил взгляд вниз, едва поймав срывающийся с языка стон.

Криденс держал его влажный, набухший член у основания, мокро похлопывая головкой по своим губам и чуть высунутому языку. Его темные глаза были подернуты наглой блядской поволокой, при этом умудряясь сохранять умоляющее выражение.
- Мистер Грейвз, - прошептал он едва слышно. – Прошу вас. Кончите для меня. Пожалуйста.

Он жарко заглотил член, не сводя глаз с советника, и Грейвз жестко вцепился в его волосы, вызывая у Криденса приглушенный стон.
"Просишь? Получай!"

Два-три движения рукой, всаживающих член в горло по самые яйца, вторящие двум-трем поступательным движениям бедер – Грейвзу на мгновение показалось, что он проткнет Криденса насквозь – и долгожданная сладкая судорога накрывает его, на пару секунд полностью вынося из реальности.

- То есть мнения разделились. Вы все еще поддерживаете мысль об опасности аппарации, мистер Грейвз?
- ... да, – аврор не понял, с чем соглашается, но судя по реакции остальных, ответил правильно.

Еще один быстрый взгляд вниз, под стол, и еще одна запоздалая вспышка удовольствия в паху: Криденс довольно облизывался, подбирая ладонью сперму аврора, стекающую по подбородку. "Как он вообще не подавился", - невольно подумал Грейвз. У него давно не было секса. Парню досталось по полной.

Криденс достал руку из штанов, испачканную в собственной сперме. С ней он поступил совсем иначе, с небрежной гадливостью вытерев носовым платком, влажным после члена Грейвза.
Криденс быстро и бережно привел брюки Грейвза в подобающий вид, стараясь не смотреть в глаза аврору. Казалось, после своей отчаянной вспышки храбрости и последующих безумств он снова боится и смущается своего хозяина. Так и не подняв больше головы, Криденс отполз в сторону. Грейвз услышал, как тихо щелкнул замок входной двери.
Криденса больше не было в кабинете.