23:47 

ГЛАВА 3. В ПРОЦЕССЕ

Nata Lee
...нельзя Самарру обойти.
3. В ЛЕДЯНЫХ ЧЕРТОГАХ



1.

- Снег? Неужели... Это же снег! - Реджина, оцарапав ноги о низкий колючий кустарник, обозначавший границу лесов, выбежала на поле, оставив за собой борозду на слепящем белоснежном покрове. - Мы добрались, Румпель! Мы вырвались!
Жалкие мелкие снежинки неохотно срывались с низких туч и мгновенно таяли на ее пылающих щеках. Реджина жадно вдохнула морозный воздух, и забывшись от радости, рассмеялась, задрав голову навстречу холодным потокам ветра. Всего на мгновение сжала руку Темного в своей ладони, обдав теплом и запахом волос, и тут же отстранилась.

- Похоже на то, - замешкавшись, Румпельштильцхен ответил не сразу. - Полагаю, мы в ее владениях.

- Ну же, верни мою внешность! - Реджина не могла стоять на месте, нетерпеливо переминалась с ноги на ногу, словно заведенная. - И можем ли мы перенестись прямо во дворец? Хватит с меня чертовых дорог!

- Погоди, дорогуша, - охладил ее пыл Темный. - Перед тем, как предстать перед Хозяйкой Севера, я хочу, чтобы ты усвоила: говорить буду я.

Реджина фыркнула:
- Как будто...
- Никаких "как"! - резко оборвал Румпельштильцхен. - Пойми, - уже мягче продолжил он, - Хозяйка принадлежит к тем, кто правил задолго до тебя, до твоих предков и предков их предков. Она помнит времена, когда великаны и драконы на равных с человеком делили зачарованные земли. Мы идем просить, а не угрожать. Считай везением, если просто вернемся оттуда целыми.

- И ты предлагаешь добровольно лезть волку в пасть? Отличное решение всех проблем, - Реджина саркастически приподняла бровь.
- Дорогуша, ты в любой момент можешь вернуться назад в лес, - в тон ответил Румпельштильцхен, - и наслаждаться увлекательной жизнью изгоя до самой смерти. Учитывая, что за твою голову наверняка назначена приличная награда, ее не придется долго ждать. Или еще лучше: мы можем сдаться на милость Эммы и ее овдовевшего папаши. Меня снова посадят в клетку, а тебя казнят без лишних проволочек.

- Нет уж, - Реджина презрительно вздернула подбородок, - я рискну.
- Тогда... - Румпельштильцхен щелкнул пальцами, и она с тревожной радостью ощутила, как магия искрами пробежалась по коже, вторя рисунку вен, слилась с самим ее существом.

- Как же приятно снова быть собой, - Реджина скользнула рукой по черному атласу платья, коснулась лица. - Прощай, бедная цыганка.
- Не могу не согласиться, - Румпельштильцхен, выпрямившись в полный рост, картинно отряхнул пылинку с плеча. - И, если моя Королева позволит предложить ей руку, мы проследуем... Но что это?

На горизонте показалась темная точка, двигавшаяся в их сторону с невероятной скоростью.

- Какая честь непрошеным гостям, - пробормотал Румпельштильцхен про себя.
- Что за шутки? - процедила Реджина, и в ее руке мелькнула магическая искра, быстро превращаясь в пульсирующий шар. - Она так быстро вычислила нас?
- Остановись, - Румпельштильцхен оставался спокоен. - Нам всего лишь выслали экипаж.

Уже можно было смутно разобрать очертания, и Реджина прищурилась. К ним летели сани, запряженные... Реджина ахнула.
- Это же...
- Всего лишь любимцы Хозяйки, дорогуша.

Сани, подняв волну снежной пыли, развернулись и замерли в метре от Румпельштильцхена. Шестеро огромных белых медведей, разевая клыкастые розовые пасти, протяжно ворчали. Слюна капала на снег, и Реджина не могла оторвать взгляда от жутких тварей.

- Держи себя в руках, - тихо приказал Румпельштильцхен Реджине. - Полагаю, это за нами? - он шагнул вперед, обращаясь к вознице, доверху закутанному в белые меха.

Он медленно повернул голову к путникам и кивнул, и Королева судорожно сглотнула. Во рту мгновенно пересохло: на нее смотрели совершенно черные глаза - ни белков, ни радужки, только две прорези на белом, лишенном каких-либо черт, лице.

- Снеговик, - подсказал Румпельштильцхен и распахнул дверцу. - Только после вас, Ваше Величество.
Окинув Темного уничтожающим взглядом, Реджина решительно проследовала вперед.

- Во дворец Снежной Королевы! - скомандовал Румпельштильцхен, и медведи, гортанно взревев, понеслись на север.

2.

Не подавая виду, Реджина лихорадочно боролась сама с собой. Ей хотелось развернуться и бежать как можно дальше, прочь от подавляющего великолепия мертвого королевства.

В ее родном краю магия была редкостью, дефицитом. Из-за нее предавали, грабили, убивали и потом продавали крохи могущества за бешеные деньги или выменивали на нечто еще более важное. Здесь же, во владениях Снежной Королевы, магия буквально разливалась в воздухе - простая, мощная, первобытная сила созидания и разрушения.

Именно поэтому, а не из-за роскоши белоснежного замка, Реджина чувствовала себя жалкой былинкой, и это одновременно бесило и пугало ее.

А еще Королеву смущало полнейшее безлюдье: бесчисленные лестницы, величественные арки, огромные, слепящие искристой белизной залы - везде было ни души, ни намека на присутствие живого существа.

- Не обманывайся, дорогуша, - шепнул ей на ухо Румпельштильцхен, - здесь совсем не так пусто, как тебе может показаться.

Реджина согласно кивнула. Во дворце не было жизни, но это не означало, что за ними не наблюдали. Королеве чудилось, что сам замок внимательно смотрит на нее бойницами-глазами. Вокруг явственно ощущалось присутствие чего-то иного, чего-то не мертвого, но и не живого.

- Она наблюдает за нами, - Румпельштильцхен снова склонился к Реджине. - Боишься, дорогуша?
- Нет, - огрызнулась она, и конвой снеговиков, неотступно сопровождавших их от самых ворот замка, замер.
- Пришли, - негромко заметил Темный. - Пора тебе познакомиться с Хозяйкой.

- Склонитесь перед Ее Величеством Снежной Королевой! - хриплое карканье отдалось многократным эхом, и они прошли в распахнутую дверь.

Посреди бесконечного ледяного зала на высоком троне восседала женщина изумительной красоты. Она холодно смотрела на путников, но Реджина, собрав всю свою волю, не отвела взгляда.

- Любопытно, - ее тон говорил об обратном. - Карл!

Ворон слетел вниз, неуклюже спрыгнул по крутым ступеням поближе к гостям.

- Чтоб я облез, да это же Румпельштильцхен! - если бы птицы умели смеяться, это был бы именно такой булькающий кашель, который издал ворон.

Снежная Королева наконец перевела взгляд пронзительных голубых глаз на Темного, и подобие улыбки скользнуло по прихотливо изогнутым губам.

- Не часто мне доводится видеть старых знакомых. Что привело тебя, Темный? И кто твоя спутница? - Снежная Королева указала на Реджину.

- Ваше Величество, - Румпельштильцхен почтительно поклонился, - позвольте представить вам Королеву Южных земель и Зачарованного Леса...
- Мое имя Реджина, Ваше Величество, - женщина выступила вперед, приветствуя Хозяйку как равную. - Мы пришли просить о помощи.

- Какого черта... - прошипел Румпельштильцхен, пытаясь загородить собой Реджину.
Намек на улыбку снова появился на лице Снежной Королевы:
- Я убивала и за меньшие дерзости. Взгляни, - она небрежно указала в сторону.
Реджина только сейчас заметила причудливые ледяные статуи, словно шахматные фигуры, усеивающие залу. Здесь были люди, звери и иные существа, и на каждом лице, искаженном предсмертной агонией, застыл безмолвный крик ужаса.

- Позволь... - начал Румпельштильцхен, но Снежная Королева жестом оборвала его.
- Не стоит, - она высокомерно рассматривала Реджину, - в этой особе говорит королевская кровь. Что же, мне нравятся смельчаки, и я признаю в тебе правительницу. Расскажи, в чем состоит ваша просьба?

- Ваше Величество, мое королевство захвачено узурпаторами, - Реджина выплюнула последнее слово, словно ей было противно его произносить.

- И какое отношение это имеет ко мне? - Снежная Королева была совершенно бесстрастна. - Я не интересуюсь мелкими дрязгами людей.

- Речь идет о дочери Белоснежки, - внезапно подал голос Румпельштильцхен. Теперь он был предельно сосредоточен, роняя каждое слово, будто камень.
- О, эта девочка... Да, я помню, как хотела присутствовать при рождении новой волшебницы. Но Рэул Гром хорошо постаралась, и меня, к сожалению, не упомянули в списке приглашенных. Но я слышала, что Белоснежка мертва, - зрачки Снежной Королевы расширились, и щеки окрасил легкий румянец. - Так ли это?
- Нашими стараниями, - широко усмехнулся Румпельштильцхен.
- Ты говоришь правду, - прошептала Хозяйка. - Это меняет дело. Отныне вы двое - мои почетные гости. Но я все еще не понимаю, как могу помочь. Мне не дозволено покидать пределы владений снега, и разрушить настолько древнее заклятье вам двоим не по зубам.

- Ты - нет, - ответил Румпельштильцхен, не сводя с нее пристального взгляда. - Это сделает Реджина.

Снежная Королева внезапно вскочила на ноги, и прекрасное лицо вдруг исказилось до неузнаваемости. Замок задрожал, вторя ее гневу, снежные вихри приковали путников к одному месту.
- Как ты смеешь... - прошипела она, и холод змеями пополз к Темному, дуновением смерти обжигая кожу.

- Постой! - торопливо выкрикнул Румпельштильцхен. - Подумай, что ты теряешь? Второй такой возможности уже не будет! Вспомни, что сделала Герда! Кто запер тебя здесь? Рэул Гром, не так ли? Сколько уже столетий ты ждешь возможности отомстить обеим? Вот он, твой шанс! Я прошу всего один день! Клянусь, ты не пожалеешь!

Снежная Королева молчала, но северный ветер, бушевавший вокруг, постепенно стих.

- Как я могу быть уверена, что твоя Королева не убьет меня, как только я передам ей силу? - наконец, задумчиво проговорила она.
- Я никогда не нарушаю сделок, Ваше Величество, - довольно осклабился Румпельштильцхен. - И тебе, как никому другому, это должно быть хорошо известно.
- А если вы проиграете? - Снежна Королева снова была бесстрастней мраморной статуи.
- Обладая таким могуществом? Это невозможно. В свое время Рэул Гром понадобилась вся ее магия, чтобы только заключить тебя в границы снегов.
- Но эта девочка, дочь Белоснежки...
- Беру ее на себя, - мрачно ответил Румпельштильцхен. - Эмма - моя забота.
- Понимаю, - кивнула Снежная Королева. - Что же, я подумаю и сообщу вам свое решение. А пока отдохните с дороги. Проводи гостей, Карл.

- Следуйте за мной, - скрипуче прокаркал ворон.

В молчании они склонили головы и вышли из залы.

3.

Ворон отвел путникам просторные покои и, явно радуясь возможности разузнать новости, попытался навязаться Румпельштильцхену "потрепаться о былом со старым другом", но был недвусмысленно отослан подальше. Прокричав что-то ругательное, он в конце концов улетел.

Но отдохнуть Королеве не пришлось. Едва заперев за собой дверь, Реджина почувствовала себя угнетающе. Замок почти физически давил на психику, и в каждом зеркальном отражении мерещилась точеная фигура женщины с ледяными голубыми глазами. Реджина хорошо была знакома с магией зеркал, и прекрасно понимала, что это впечатление имеет под собой все основания: Снежная Королева была везде, незримо присутствуя в каждой комнате белого замка, в каждом его камне, в каждом стеклышке витражей.

Стараясь выглядеть спокойной, Реджина торопливо проследовала к комнатам Темного и постучалась .
- Чем обязан? - у Румпельштильцхена оказалось неожиданно уютно и даже умиротворяюще. Сам хозяин, по-видимому, только что приступил к ужину и, поразмыслив секунду, сделал приглашающий жест. - Присоединяйся, раз пришла.

- Как тебе это удалось? - изумилась Реджина, недоверчиво осматриваясь. Здесь не осталось и следа от мучительной белизны, все до мелочей повторяло обстановку его собственного замка.
- А, ты об этом, - Румпельштильцхен взмахнул рукой, кружевная манжета описала полукруг. - Я все-таки Темный, разве нет?
- Научи меня, - задумчиво попросила Королева, - с ума можно сойти от ее пристрастий к снежному декадансу.
- Многие и сходили, дорогуша, - Румпельштильцхен со вкусом откусил от куриной ножки, - но ты ничего не ешь. Не волнуйся, у меня нет склонности травить людей, - он подмигнул. - Кажется, это дурная привычка принадлежит исключительно твоей семье, не так ли? - он захихикал, откинувшись в кресле в прекрасном расположении духа.

Реджина иронически прищурилась, но все же улыбнулась его настроению:
- Смотрю, ты уже празднуешь.
- О, да-да-да! - подтвердил Румпельштильцхен. - Все складывается как нельзя лучше.
- Тогда объясни мне, - Реджина налила вина и подала кубок Румпельштильцхену. Поколебавшись, он демонстративно медленно принял напиток из ее рук. Реджина усмехнулась, принимая это выражение доверия, и повторила:
- Объясни, почему Снежная Королева стремится погубить всех, кто был дорог Белоснежке?

- А, - Румпельштильцхен поудобнее устроился в кресле, - это длинная и грязная история, но, если ты готова слушать...
- Готова, - Реджина присела напротив, ослепив его улыбкой. - Выкладывай, не тяни.

- Тогда слушай...

...В одной королевской семье жили-были брат с сестрой. Правда, они были двоюродными, да еще сводными, так что ничего удивительного, что, как только они подросли, их нежная дружба превратилась в нечто большее. Кай - так звали брата - был очень хорош собой: высокий, черноглазый, темноволосый, он обещал стать прекрасным королем к нужному часу.
И такими неоспоримыми были его достоинства, что молва о благородном юноше докатилась до далеких границ Северного Королевства, где уже много веков правила небезызвестная нам Снежная Королева. Увидев в волшебном зеркале красавца-принца, она захотела его себе в мужья. Северные земли жестоки, и век людской там короток и печален, но сердце Снежной Королевы сделано из самого синего льда, и ни об одном из своих мертвых мужей прекрасная правительница никогда не жалела. Недолго думая, она разбила волшебное зеркало и высыпала серебряную пыль в руки метели, а та морозной зимней ночью блестящими снежинками окутала королевство принца. И одна такая снежинка - осколок зеркала - попала в глаз юного Кая.
С этого мгновения он не хотел ничего, кроме как навеки остаться с той, кого ни разу в жизни не видел - со Снежной Королевой. Он беспрестанно грезил ею, и сколько страданий это причиняло его сводной сестре, Герде! Одним особенно холодным вечером, когда свирепая снежная буря выла за окнами его замка, Кай услышал звон ледяных колокольчиков: то за ним приехала Королева. Наутро Герда выплакала все глаза, но что толку? Тогда она решила отправиться на поиски Кая...

- Идиотская затея, не правда ли? - Румпельштильцхен перебил сам себя. - Как Герда рассчитывала его найти? Уверен, что тут не обошлось без Рэул Гром и прочей компании.

- Продолжай, - нетерпеливо потребовала зачарованная рассказом Реджина.
Румпельштильцхен ухмыльнулся:
- А ты, оказывается, любишь сказки на ночь. Ну что же...

...Наконец, спустя три года скитаний, Герда - не без помощи магии - добралась до холодных чертогов Снежной Королевы. Та была так потрясена, что какая-то девчонка рискнула явиться и требовать чего-то от нее, - от самой Снежной Королевы! - что приняла это за шутку, и позволила Герде забрать Кая, если тот захочет идти с сестрой. Но зачарованный осколок зеркала оставался в его глазу, и принц все еще находился под действием заклятия. Сколько Герда не пыталась пробудить его память, сколько не плакала, согревая его ледяные руки своими, Кай не хотел очнуться. Тогда Снежная Королева потребовала жизнь юной Герды. Вечный холод уже охватывал девушку, но, прежде чем лед сковал ее, она успела прошептать Каю слова любви. В то же мгновение он узнал измученную, умирающую Герду, и горячие слезы скатились по его щекам, а вместе со слезами Кай избавился от осколка. Снежная Королева была вне себя от ярости и хотела уничтожить обоих, но сделка есть сделка, и влюбленные покинули северные владения живыми и невредимыми.
Они опасались мести злопамятной Снежной Королевы, и по возвращению к себе домой представились родственниками короля, отца Кая, взяв чужие имена. Поскольку без вести пропавший Кай являлся единственным претендентом на трон, то король, с радостью узнав в повзрослевшем молодом мужчине сына, наскоро объявил их свадьбу и завещал Каю править королевством долго и справедливо...

- Сделка - есть сделка, - медленно повторила Реджина, пристальна глядя на Румпельштильцхена. - Знакомые слова. Не был ли в этом деле случайно замешан Темный?
Румпельштильцхен довольно улыбнулся:
- Соображаешь, дорогуша.
- И в чем был твой интерес? - продолжала допытываться Реджина.
- В тебе, - Румпельштильцхен вдруг посмотрел прямо ей в глаза.
- При чем тут... я? - опешила она.
- В свое время ты довольно хорошо, я бы даже сказал - близко, знала Кая. Не хочешь ли поинтересоваться, какими именами назвались брат с сестрой? - Румпельштильцхен театрально выдержал паузу. - Леопольд и Ева.

- Не может быть, - ахнула Реджина.
- Может. Если бы Кай умер, Белоснежка бы не родилась, ты бы ее не спасла, король не пригласил бы тебя замуж, и вся история могла бы вообще не случиться. Да о чем это я? Тебя, дорогуша, просто не существовало бы на свете, ведь именно из-за тебя я пришел на помощь Коре, на тот момент всего лишь несчастной дочери мельника.
- С ума сойти, - пробормотала Реджина.
- Не так сложно, если разобраться.
-А как тогда... - Реджина намеревалась продолжить расспросы, но ее перебил громкий стук.

- Ее Величество велит проследовать в тронную залу, - знакомое хриплое карканье раздалось из-за дверей.

- Пора, - Румпельштильцхен не заставил себя долго упрашивать и вскочил на ноги. - Волнуешься?
Реджина только презрительно покосилась на Темного, но сердце колотилось, как бешеное. Решится ли Снежная Королева поддержать их? Что, если нет? Она приказала себе не думать об этом.


Казалось, с их первой встречи Снежная Королева не двинулась с места, в той же величественной позе восседая на троне. Она сурово окинула взглядом гостей, и у Реджины внутри все сжалось.

Тем большую радость она испытала, услышав первые слова Хозяйки:
- Я согласна на сделку, - без лишних предисловий начала она, - но прежде хочу прояснить условия.

Румпельштильцхен развел руками:
- Мы слушаем, Выше Величество.
- Первое. Эмма должна исчезнуть с лица земли - навеки. Я хочу быть уверена, что внучка Белоснежки не воскреснет, ни сейчас, ни через тысячу лет. Второе: Рэул Гром принадлежит мне. Не тревожься раньше времени, - она обратилась к дернувшемуся было Темному, - у меня хватит фантазии поприветствовать Верховную Фею так, что она пожалеет о том, что не уничтожила меня в свое время.
- Согласен, - лицо Румпельштильцхена прояснилось. - Это все?
- Когда Рэул Гром умрет, проклятие будет снято. Я буду свободна, и вы поклянетесь никогда не становиться на моем пути. Я не требую многого, - Хозяйка тонко улыбнулась. - Зимой, когда снег накроет ваше королевство, я хочу беспрепятственно собирать дань. Одно сердце за зиму - не думаю, что это большая плата.
- Это приемлемые условия, - согласился Румпельштильцхен. - Итак, сделка состоялась?
- Да будет так, - величественно склонила голову Снежная Королева.
- Да будет так, - эхом отозвался Темный.
- Завтра на рассвете я передам тебе свое могущество, - хозяйка перевела взгляд на Реджину. - А пока отдохните, скоро вас ждут непростые времена. Идите.

Почтительно склонив головы, гости в молчании покинули залу.

4.

Только в покоях Румпельштильцхена, убедившись, что двери и окна плотно заперты, они дали волю ликованию.
- Лишь бы она не передумала, - наконец немного успокоившись, Реджина взглядом указала на кубки.
- Это невозможно, ведь сделка есть сделка, дорогуша, - Румпельштильцхен лукаво подмигнул и поднял тост. - За нашу первую победу!

Реджина повторила его движение и сделала приличный глоток.
- Да, кстати! Зачем ей сердца людей? - вспомнила она непонятный момент контракта.
- О, далеко не всякие сердца! Только сердца влюбленных мужчин.
- Как это произошло с Каем? - догадалась Реджина.
- Именно, - согласно кивнул Румпельштильцхен, - они даруют вечную молодость. Но, как я уже говорил, человек не может долго прожить подле такого монстра, как Снежная Королева, и ей в свое время приходилось частенько искать новых мужей. Да, - ответил Темный на выразительный взгляд Реджины, - и ты, и я, и даже Кора рядом со Снежной Королевой - сплошные доброта и милосердие. Говорят, Хозяйка начинала как ведьма, но со временем обрела практически безграничную власть, и люди сами предложили ей Северное Королевство, лишь бы она не творила столько зла среди них.
- Неужели все мужчины подле трона когда-то были ее мужьями? - поразилась Реджина и вдруг насмешливо фыркнула своей догадке. - Она не слишком-то разборчива в связях, как считаешь?
- Горячая штучка, - в тон подхватил Румпельштильцхен, и оба расхохотались.

Румпельштильцхен, все еще растягивая губы в нарочитой улыбке, пристально рассматривал Реджину. Она полулежала, откинув назад голову, и, когда смеялась, белые зубы блестели в оранжевом свете пламени камина. Реджина редко позволяла себе расслабиться и опустить непроницаемую броню, но в такие моменты она до боли становилась похожей на ту ранимую и гордую Кору, которая когда-то искренне любила своего ночного гостя.
Румпельштильцхен ни разу не рассматривал Реджину как женщину, только как сильную, опасную, но крайне полезную шахматную фигуру, и теперь исподтишка впервые любовался ее красотой. Кора гордилась бы дочерью.

- Сладкие мечты? - Реджина, прищурясь, внимательно посмотрела на Темного. - Захотелось познакомиться с объятьями Снежной Королевы поближе?
"Ближе?", - пронеслось в голове у Румпельштильцхена, и он невольно вздрогнул, удивленный и в немалой степени встревоженный своим неожиданным желанием.

- Пожалуй, тебе пора, - сухо заметил он, вставая.
- Ни за что, - Реджина тоже поднялась и упрямо покачала головой. - Королева там... везде. Уверена, у тебя найдется пара лишних комнат, - она просительно улыбнулась.

Темного прошиб пот - наверное, от жара камина и выпитого вина. Он молча указал ей на одну из дверей, и Реджина, чуть пошатываясь, проследовала туда.

- Благодарю, - послышался ее приглушенный голос.
- Ты в долгу, дорогуша, - Румпельштильцхен постарался, чтоб его голос прозвучал как можно язвительнее.

Он потер виски, пытаясь избавиться от будоражащего кровь наваждения. Они десятки раз спали рядом в лесу, вместе, едва ли не в обнимку, намного ближе друг к другу, чем Реджина находилась сейчас, и ничего подобного даже не приходило ему на ум. С чего же сейчас никак не избавиться от навязчивых образов того, как это могло бы быть? Румпельштильцхен не хотел четко формулировать, что именно подразумевалось под пугающим "это".

Он помотал головой. "Сладкие мечты"... Что за черт!

- Румпельштильцхен, - Реджина позвала его из своей спальни, - помоги.
- Что случилось? - отозвался он, пытаясь понять, что от него ожидают. Приемлемо ли ломиться к ней "на помощь", как благородному рыцарю в высокую башню к своей возлюбленной?
Румпельштильцхен раздосадованно отшвырнул кресло. Что за бредовые мысли лезут ему в голову?! С другой стороны, она сама его звала...
- Да зайди ты! - раздраженно выпалила Реджина уже совсем другим тоном.

Румпельштильцхен нерешительно приоткрыл двери. Слава всем богам, она была одета!
- Запуталась... - Королева, стоя перед зеркалом, безуспешно пыталась расстегнуть сотни мелких пуговок, скрепляющих платье на спине. - Ты все-таки соблаговолишь помочь мне или так и будешь стоять столбом? - она нетерпеливо потянула за петельки, что только усугубило дело.
- Не вертись, - приказал Румпельштильцхен, и осторожно принялся распутывать сложную конструкцию. Этому немало мешало то, что пальцы дрожали, и он, чувствуя на себе отраженный взгляд Реджины, старался не смотреть в зеркало.

- Румпель, - негромко протянула она.
- Да? - завязки вперемешку с пуговками никак не поддавались.
- Как думаешь, у нас есть шанс, - он замер, дыхание сбилось, - против Эммы?
- Да, - отрывисто выдохнул он. - Вот и все.
- Спасибо, - также тихо ответила Реджина. Бретельки платья упали, и Румпельштильцхен с трудом заставил себя отвести взгляд от ее голых плечей.

- Спокойной ночи, - он круто развернулся на каблуках.
- Спокойной, - откликнулась Реджина.

Румпельштильцхен решительно взялся за ручку двери, но вдруг остановился.
- Постой, - он медленно вернулся, замер, пристально глядя ей в глаза. - Ты больше не цыганка, магия при тебе...
Реджина молчала, не сводя с него глаз.
- Это был... предлог? - Румпельштильцхен замер. Казалось, прошла целая вечность, наполненная бликами свечей на его серой с золотом коже. Темный видел отражение этих бликов в ее совершенно черных, гипнотизирующих глазах, и считал про себя секунды тишины. Напряжение становилось невыносимым.

- Я видела, как ты смотрел на меня только что, - наконец медленно ответила она, - как мужчина смотрит на женщину.
- И решила пошутить? - Румпельштильцхен растянул губы в улыбке, но в настороженных глазах мелькнула угроза.
- Нет, - просто ответила Королева. - Это не игра.

Он вдруг инстинктивно осознал, что Реджина действительно не против. Румпельштильцхен легко коснулся ее щеки в осторожной ласке, и она не отодвинулась и не скривила презрительно губы, как в первые дни их знакомства, когда Темный случайно дотрагивался до своей ученицы.

Она, скорее, ожидала, и Румпельштильцхен решился: мягко накрыл ее ладонь своей, но Реджина не отвечала. Растерянный ее неподвижностью, Румпельштильцхен уже сделал движение, чтобы уйти, но внезапно она крепко сжала его ладонь, и у него захватило дух.

Не может быть. Или может?

Реджина, не говоря ни слова, провела кончиками пальцев по его рукам, скользнула под рубашку, наполовину лаская, наполовину знакомясь с его телом.

Румпельштильцхен замер, словно каменное изваяние, боясь неловким жестом спугнуть происходящее. Но Реджина не останавливалась: глаза в глаза, она продолжила движение, и, когда она сжала его бедро, Румпельштильцхен внезапно рывком поймал ее за руку.

- Больно, - Реджина невольно вздрогнула.
- Твой последний шанс, - в горле совсем пересохло. Странно, что голос вообще послушался.
- Шанс?
- Я могу уйти. Сейчас. Но если ты продолжишь... я уже не остановлюсь, - Румпельштильцхен приблизился к ее лицу, лихорадочно всматриваясь в шалые черные глаза.

Что это значит для нее?

- Тогда продолжим, - с вызовом прошептала Реджина прямо в его губы и первая потянулась за поцелуем.

Он прижался к ней в ответ - сначала неуверенно, потом жадно. Губы Реджины были упругими и соблазнительными, как ее знаменитые красные яблоки, и такими же сладкими. Он придвинулся ближе, требовательно и торопливо покрывая поцелуями ее шею, руки, плечи, как будто опасался, что она вот-вот откажет, а потому торопился урвать как можно больше.
Но она не отказала. Реджина горячо отвечала ему, скорее властно, чем покорно, и он усмехнулся, пытаясь под бравадой скрыть жаркую волну, накрывающую его с головой:
- Это будет захватывающе.
- Неужели? - она не намеревалась разыгрывать скромницу и резко потянула завязки его камзола.
Румпельштильцхен задохнулся, когда Реджина спустилась ниже, короткими рваными поцелуями покрывая его шею, грудь, живот.
"Черт, черт, черт!", - пронеслось у него в голове.
Он наконец поймал ее за руки, и кровать протестующе скрипнула под их весом.
- Позволь мне, моя Королева, - путаясь в платье, Румпельштильцхен сжал ее бедра, заставив Реджину невольно простонать что-то неразборчивое. Нетерпеливо рванул тонкую ткань, обнажив округлые полушария груди, почти благоговейно накрыл их ладонями, чередуя нежность и грубость.
Реджина охнула и выгнулась навстречу, когда он вошел в нее. Ее ногти оцарапали спину, и она требовательно прошептала:
- Еще.

Румпельштильцхен понял, что Реджина не ждет нежностей и выдержит все, что он хочет с ней сделать. Больше того - она просила об этом. Он двигался резко, сильно, оставляя на белой нежной коже поцелуи, больше похожие на укусы. Реджина уже не порывалась управлять ситуацией, только вторила его напору, позволив ему утверждать свою власть над ней, и это заводило Румпельштильцхена так, что он боялся кончить при одной только мысли об этом.

Горячий шепот слился в поцелуи, и не осталось ничего лишнего, только здесь и сейчас, еще быстрее, еще жарче, до изнеможения. Задрожав, Реджина выгнулась и застонала, и он повторил ее стон, упав на согнутые руки.


Румпельштильцхен откатился в сторону, тяжело дыша. В голове звенела пустота, не осталось ни одной мысли, ни единой. Он все еще буквально плавал в невесомости, когда Реджина нащупала его плечо и осторожно сжала.

Румпельштильцхен повернулся к ней, опасаясь увидеть сожаление, отвращение - что угодно, но Реджина только внимательно смотрела на него.

- Тебе... понравилось? - наконец решился он.
- Более чем, - она потянулась, чувствуя себя совершенно свободно, в отличие от Темного. - А тебе было хорошо?
- Да, - коротко ответил Румпельштильцхен, прислушиваясь к ощущениям.
Ему было хорошо. Пожалуй, давно не было так хорошо. Может быть, даже никогда и не было.

С Белль все было... иначе. Как будто она награждала его своим телом за то, что он старался быть пай-мальчиком. Тогда даже в самые интимные моменты его внезапно накрывало ощущение, что Белль не с ним, а с каким-то воображаемым Румпельштильцхеном, который был намного лучше, благороднее, добрее его самого. Он много раз пытался объяснить Белль, что переделать человека, в полной мере испившего чашу боли и унижений, невозможно. Что его искалеченная душа никогда не станет такой же чистой и наивной, как ее. Что это также нереально, как придать его резким, неправильным чертам лица совершенную красоту Прекрасного Принца. Но Белль верила, и он старался играть свою роль, по ночам жадно зарываясь лицом в ее волосы. Пусть она любила не его самого, только чужой образ, но она была рядом. Была.

Румпельштильцхен вздрогнул. Подле него, уютно устроившись на подушках, лежала совсем другая женщина.

- Откуда столько шрамов? - не подозревая о его размышлениях, задала вопрос Реджина.

Она задумчиво рассматривала Румпельштильцхена. Не худой, но и не плотный. Стройный, но не тощий. Странно - раньше она воображала Темного либо эдаким костистым чудовищем с ребрами наперечет, либо - потом, в Сторибруке, - обрюзгшим антикваром-ростовщиком. Такой себе озлобленный мещанин с пузом, которое удачно скрывает только талант портного.
Реджина про себя порадовалась, что ошиблась.

Румпельштильцхен не мог угадать, о чем именно она думает, так откровенно разглядывая его, но вдруг представил себя на месте Реджины. Красавица - пусть злая, но Красавица - и... все-таки Чудовище. Крюк правильно угадал: настоящий Крокодил.

Румпельштильцхен торопливо натянул одеяло. Он жалел, что позволил ей подобраться так близко. Ему следовало накинуть личину кого-то более привлекательного. Например, Прекрасного Принца, мать его.

Реджина удивленно подняла брови, задумалась на минуту и, верно разгадав причины его плохого настроения, не сдержала смешок.

- В твои-то годы и такие глупости, - она сморщила нос и зевнула, вытянувшись на кровати - со своего краю. - Я просто отключаюсь, - сонливо пробормотала она. - Не смей храпеть.

Румпельштильцхен ничего не ответил, и спустя пару минут до него донеслось только тихое дыхание Реджины - не громче биения его сердца.

Темный еще долго лежал в темноте с широко открытыми глазами, вслушиваясь в эти нехитрые звуки и отчаянно пытаясь привести в порядок мысли.


URL
   

note-page

главная